Нюх должен быть – здесь Бог есть, а здесь Бога нет.

О встрече с Богом, вечной жизни и замысле Творца, который человечество пока не оправдывает.

Никита Греков – актер, лектор, писатель более 10 лет изучает ведическую философию. Ученик известного психолога и философа Александра Хакимова.

Путешествует по России с тренингами, мастер-классами и моноспектаклем «Здесь был Вася» про человека, попавшего в сложные жизненные обстоятельства. Во Владивостоке Никита проведет мастер-класс по сторителлингу в библиотеке «Бук» 1-го марта и покажет спектакль «Здесь был Вася» 3-го и 4-го марта в коворкинге «Дом».

Мы поговорили с Никитой о том, как понять, кто мы есть.

— Спектакль как-то трансформировался с прошлого раза? Вы упоминали, что Вася требует от вас изменений, большего ухода вглубь?

— Сложно сказать. Я не знаю, как все будет в этот раз, не знаю, какие люди придут, смогут ли они включиться, или будут просто смотреть на расстоянии. Но, конечно, спектакль поменяется.

— В чем на ваш взгляд суть проекта «Земля. Человеческая цивилизация»?

— Для меня задача человека состоит в том, чтобы задуматься, что его отличает от остальных живых существ. А отличает его именно способность задавать вопросы. Но какие вопросы люди обычно задают? Чем они интересуются? Сейчас криптовалютой интересуются. Но разве за этим человек рождается, чтобы криптовалютой интересоваться? Смысл жизни: зачем я пришел сюда, куда я пойду дальше, что со мной будет после смерти, почему я вообще у своих родителей родился, для чего я родился, кто я – мой спектакль состоит из этих вопросов. Кто я? Имя, которое я ношу? Мы гордимся этим именем, а что такое это имя? Просто название, просто набор букв. Я журналист или я актер? Или это моя профессия? Если я мужчина – то это только пол мой. А кто я на самом деле – все религии, все священные писания, все ищущие люди обнаруживают, что я есть душа, дух. И душа даже не у меня, а это я – душа. А как это увидеть?

Обычно же люди понимают так, что у меня есть душа, то есть, есть я и есть душа. Надо о себе позаботиться и о душе. А что такое – о душе, мы и понятия не имеем. И вот осознать «кто я» по-настоящему – это главный вопрос. И чтобы найти ответ на него, от человека требуется благородство, достоинство и сострадание к братьям нашим меньшим. Потому что если, как вы говорите, проект «Земля», значит все вместе сотрудничаем, а не так, что есть только человек, который утверждает свое эго. Нет, настоящий человек знает даже, как с муравьем общаться. А ученые что делают? Как они, например, с лягушкой общаются? Препарируют ее. А с чего ни решили, что имеют право ее резать. Если они хотят узнать, кто такая лягушка, то пусть они с ней общаются. А так как они на это не способны, то они просто ее режут, а потом говорят, что в лягушке ничего интересного нет. Люди же, когда общаются не пытаются резать друг друга.

 

Просто в погоне за всем этим хайпом люди не замечают, что есть другие существа, которые ведут свою какую-то жизнь. И не только живых существ не замечают, но и друг с друга. Почему все в машинах ездят? Почему в автобусах не хотят? Потому что я хочу находиться в своей зоне, где мне ни до кого дела нет, поэтому все сидят в пробках и злятся друг на друга, а могли бы вместе спокойно в автобусе ехать. От человека требуется много благородства, разума, самопожертвования, тогда это человек, тогда это венец творения.

 

— Вы не сталкивались с «Новым откровением», где прямо говорится, что человек – собрание всего отрицательного, что только возможно?

— Бог любит всех живых существ, поэтому если откровение от Бога, то это откровение должно всем благо приносить, не должно быть от этого откровения распрей. А если откровение, что надо всех прирезать, то такое откровение лучше не слушать. Откровение должно быть авторитетным. Ведь человек может и выдумать – есть такие фантазеры. Я в спектакле по пьесе Булгакова «Зойкина квартира» играл одного персонажа Аметистова, шарлатана, который обманул весь город, но у него тоже были какие-то свои откровения.

Я вообще много путешествую, езжу и иногда такое услышишь. Как-то познакомился в поезде с мужчиной, он ехал с вахты с Сургута, спрашивает меня: «А Бог он, нафиг, какой?». А я говорю: «А ты сам, что думаешь?» А у него целая теория, что если мир большой, значит, Бог еще больше. Я когда шел на интервью, понятия не имел, какой будет журналист. Мог предполагать, что если он, то такой, а если она, то такая. Но пока не встретишься, это все только предположения. Нужно хотеть встречи, но и одного желания мало. Вот захочешь встретиться с президентом, и то так просто не попадешь. А Бог-то повелитель гораздо большего масштаба.

— Вам страшно жить?

— Мне было страшно жить, когда я искал ответы, когда не понимал, что происходит. Например, я просто иду по улице и вижу старушку. Откуда она взялась, кто она? Это же другая форма жизни. Но ведь и ты будешь точно такой же, старый. Не то, что ты не будешь, ты же будешь, и это с любым будет, и ты начинаешь думать об этом и впадаешь в состояние транса. Много чего в мире происходит и это будоражит сознание. Я слышал от своего учителя, Александра Геннадьевича Хакимова, что если человек испытывает страх, то он не должен действовать в этот момент, потому что если он в страхе действует, то он действует неосознанно. Его побуждают и направляют этим страхом, как в лабиринте, он не может выйти и идет ровно по своей судьбе.

В страхе мы не действуем, нужно остановиться и выйти из состояния страха. Хайдеггер говорит об «экзистенциональном ужасе» перед реальностью.  Но что такое реальность? Есть фантастический роман, где человек вдруг начал отказываться от пищи, которую все вокруг ели, потому что почувствовал, что что-то не то, и ему сначала казалось, что вот он едет на крутой тачке, живет в классной квартире, а когда он перестал есть ту еду, все вдруг растворилось, он увидел себя на помойке, одетого, как бомж, с рулем в руках от несуществующего автомобиля. То есть, та еда была как наркотик, которая затуманивала сознание и создавала иллюзию роскошной жизни. Так и сегодня: надеваешь очки виртуальной реальности и думаешь: как круто, это прогресс!

— Вы хотели бы жить вечно?

— Если себя внутри, в сердце, честно спросить: хочу ли я жить вечно? Никто не скажет, что не хочет.

— Раньше, пока я не перестала есть мясо, сказала бы, что не хочу.

— Конечно, если человек убивает и ест для своего языка, как он может понять, что то, что он ест, это неправильно. Когда идут разговоры на духовные темы, всем может нравиться, все могут поддерживать, но когда доходит до практической реализации, то реакция обычно такая: «А с чего это я буду отказываться? У меня предки ели мясо, и я буду». А человек, подпитанный энергией, может мало есть и мало спать. В Индии есть такое место, где все йоги раз в двенадцать лет собираются, и там есть йог один, которому триста лет, и он даже дыхание может контролировать. А тот, кто контролирует дыхание, может долго жить. Потому что когда дыхание сдерживаешь, жизненные силы сдерживаешь. Но основная задача не в том, чтобы максимально долго находиться в этом теле, как в машине, задача – понять, кто я. Я же — это не мое тело. Замечали же иногда, что я одного хочу, а тело – другого. Оно падает уже от усталости, а ты его заставляешь подниматься и дальше что-то делать.

То есть, я по своим желаниям вижу, что мы движемся в разных направлениях. Ты идешь, у тебя какие-то планы, и вдруг организм говорит, что топливо закончилось, что надо пополнить или наоборот излишки слить. И если человек задается писком смысла, то у него будет другая пища, другое вдохновение. Я от своего учителя слышал: если человек по-настоящему осознает, что он – душа, то он только слово скажет, и весь мир изменится. И, на самом деле, уже меняется, потому что сегодня прямо такая волна вегетарианства, причем часто они даже не причисляют себя ни к какой религии, просто чувствуют, что это нужно.

— К чему вы сейчас идете?

— Я не про все могу говорить. Но в рамках того, что можно озвучить. Я знаю, что в сердце всегда есть ответ на любой вопрос, потому что Бог – в сердце. Если мы возьмем ведическую традицию, то там говорится, что Бог как сверх-душа присутствует в сердце. То есть, мало того, что я не тело, так я там еще и не один. Мы всегда слышим этот голос, поэтому знаем, что другой человек врет или преследует корыстные цели, совершая те или иные поступки. И вопрос только в том – насколько я согласился, что должен слушать свое сердце. Конечно, его нужно слушать, сверяясь с разумом, потому что откровения разные могут быть. Ты всегда знаешь, как в ситуации поступить правильно, но не всегда есть силы.

И это очень важно для спектакля, потому что спектакль – это такая форма, когда ты выходишь и зрители неосознанно провоцируют тебя на определенные шаблоны поведения: что тебе нужно понравиться, что ты боишься не понравиться, еще со школы привито, что нужно только на «пятерку», что так можно, а так нельзя, а нужно же – сердцем. И в какой-то сцене, может быть, нужно вообще не двигаться, а ум внутри, этот отпечаток прошлый, говорит: что ты сидишь, зрителям сейчас станет неинтересно, а внутри ты чувствуешь, что надо сидеть, не надо торопиться, в конце спектакля вообще не нужно никуда спешить.

 

И вот эта задача – не предать голос сердца, слушать его постоянно. И когда ты идешь по пути духовного развития, ты понимаешь, что и мыслить нужно по-другому, желать другого. Когда кажется, что нельзя говорить, а сердцем чувствуешь: надо сказать, но стереотипы же все равно глубоко сидят. И я сейчас стремлюсь, чтобы то, что в сердце высказывать, чтобы слушать Бога. Но это, конечно, тяжело. Может быть, человеку нужно быть очень скромным, не нужно славы, почестей, просто работать на земле, это для него слушать сердце. А кому-то, кто спрятался, как раз нужно выйти, а он боится, хотя знает, что нужно.

— Что вам больше всего интересно на данном этапе?

— Меня интересует Бог как личность – кто он? Потому что если я есть и я – личность, то причина моего существования – тоже личность. Наша душа знает Бога, знает, какой он, и она точно откликнется, если встретится с ним. Я чувствую, что это мой друг, а не тот, кто эксплуатирует меня. Почему люди так часто восстают против религии? Потому что она извращает понимание Бога. Но когда приходит настоящий Бог, кто им не увлечется?

Когда Иисус пришел, он говорил фарисеям: вы только внешне красивые, а внутри вы, как гробы, полны нечистот. И ни один не мог возразить. И все шли за Иисусом, потому что Он мог прощать и говорил всем: прощайте и прощены будете. Фарисеи тоже это говорили, но Его слушали, а их – нет, потому что Он мог прощать. Так что душа знает, но и нюх нужен. Можно быть вообще не образованным. Когда границу переезжаешь, на таможне пограничники с собаками – собака впереди идет, у нее нет образования, но у нее нюх есть, а у них образование, но оно им не помогает.

И вот такой нюх должен быть: здесь Бог есть, а здесь нет, тогда можно искать по-настоящему.

И если душа ищет, именно Бога ищет, не атрибуты, не власть, а именно Бога, Он обязательно откликнется. Только у Бога есть качества, которые удовлетворяют потребности всех, значит Он – всепривлекающий и никто не останется равнодушным, даже тот, кто отвергает Его. А ведь кто-то уже встретился с Богом, кто-то уже общается, и это есть факт. Нельзя Бога заставить явить Себя. Только если Он сам захочет. А наши чувства очень несовершенны. Представьте, если вы никогда в жизни не видели иглы и у вас не было опыта боли, которую причиняет игла, и вас неожиданно укололи, вы сможете соотнести ту боль, которую испытываете, с тем объектом, который вам ее причинил? Вообще же не сходится – боль никак не показывает, что тебя укололи именно иглой. Что это? Я вообще не могу представить, что она тонкая, блестящая, металлическая. Здесь нужны не глаза, а желание познать.

— Откуда возникла жизнь?

— Ни одна современная научная теория не отвечает на вопрос: откуда взялась жизнь, но это они не знают, они же не могут утверждать, что никто не знает. Один ученый получил Нобелевскую премию за научное открытие эволюции материи, но когда один человек его спросил: если мы вам дадим все элементы, вы создадите жизнь? И он ответил: я не уверен.

То есть он обманщик, это просто его теория, которую он выдумал, а мы с этим согласились. Микромир – он вообще за пределами нашего понимания. Сами ученые говорят: когда мы говорим, что в квантовой физике электрон одновременно частица и волна, то это вовсе не та волна, которую мы представляем, и не та частица. Язык не способен описать то, с чем мы сталкиваемся. Есть только одно, чему можно верить. Вот мы ученые, сидим в комнате, пытаемся спрогнозировать погоду за стенами комнаты. И вот заходит человек в нашу комнату, и мы спрашиваем: ну и как там? Он говорит: там холодно. Вот и все, знания получены. То есть нам просто нужен свидетель, который там был и чувствовал, что там холодно, это и есть наука. Потому что через собственный размышления вы никогда не придете к выводу, есть там что или нет, нужен свидетель.

 

И в ведической традиции с этим очень строго, это называется «парампара» — технология знаний, которые передаются от одного учителя, который был свидетелем Бога, к другому. И у последнего в этой цепи будет ощущение, что он тоже присутствовал и видел. Как шутил мой учитель Александр Геннадьевич Хакимов: ученые нашли новый научный метод познания, который называется «спрашивание». Только нужно спрашивать по-настоящему. И если мы вернемся к спектаклю, то Вася спрашивает именно по-настоящему, потому что его так прижало, что ему уже никто не поможет, ни бозон Хиггса, ни кривая Гаусса. Родственников нет, друзей нет, а проблема есть, и это настоящий вопрос – жажда. А если ты можешь отвлекаться на другие дела, то это еще не вопрос, это так, развлечение.

 

— От чего вы получаете самое большое удовольствие в жизни?

— Самое большое удовольствие в жизни я получаю от состояния транса, когда все, ответ получен. На санскрите это называется «самадхи» — когда чувства останавливаются и нет необходимости что-то искать вовне, потому что все есть внутри тебя. Это опыт, когда ты соприкасаешься с Богом как с личностью, невероятно благосклонной к тебе, невероятно интересной, самой незаурядной и деликатной: если ты не хочешь, я не буду тебе навязываться, меня нет. И вот когда ты с этим соприкасаешься, ты получаешь полное удовлетворение, у тебя появляется вдохновение и рождается творчество. Потому что у творчества должна быть причина.

Желание славы, например, может очень сильно будоражить или желание сделать что-то новое. Но, опять же, для чего? Чтобы все сказали: он крутой? Мы же вкусом руководствуемся в жизни. И есть целая наука смешения этих вкусов, и вся драматургия на этом построена – как смешать вкусы людей разных категорий, которые общаются, спорят, решают какую-то проблему, в какую-то ситуацию попадают, чтобы был катарсис. Идеальное удивление – когда человек уже не становится прежним.

— То есть жажда славы – это не про вас?

— Залезть на сцену и прославиться – это не про меня. Когда ты знаешь другой вкус, то эта амбиция перегорает. Если ты не хочешь слушать сердце, то слава станет жерновами, которые тебя перемелют. Если ты честный, то уже будешь чувствовать, что тебе туда не надо. Но если я нахожу язык, на котором  не предаю себя, а передаю, тогда надо. Люди довольны, что они через себя могут что-то передать, но в сцене самой по себе ничего привлекательного нет. Я и так есть, могу быть на сцене, могу не на сцене.

Бывает, что человек выходит на сцену, а вам уже хочется, чтобы он ушел. Потому что сам он не чувствует себя на сцене свободным, пытается себя «продавить»: посмотрите, сколько я всего умею, похлопайте, я хороший. И у меня такое чувство, что меня пытаются эксплуатировать – не надо, не ври сам себе, лучше уйди. В этом смысле сцена как катализатор – все оголяет, выставляет наружу.

— Как вы думаете, у Творца еще есть на нас планы или Он уже рукой махнул?

— Планы на нас у Творца есть, но если бы мы точно выполняли его замысел, мы бы никого не убивали и не ели живых существ. Ребенок, когда рождается, он же не впивается зайцу в глотку, он общается с зайцем, и он не поймет, что зайца надо есть, пока взрослые ему об этом не скажут. И если в мире нарастает беспокойство, значит, мы что-то делаем не так. А мы должны что-то делать так. Мы не должны быть пассивными. Мы не должны быть экстремистами, потому что экстремист – это тот, кто гневается. Мы должны видеть другие варианты. Критикуешь – предлагай, предлагая – делай, ошибаясь – отвечай. Все должно быть организовано.

Поэтому единственное разумное сопротивление – сопротивление своим качествам. Там, где гневался, нужно терпеть, там, где обижался, нужно не замечать, другие качества нужно вырабатывать. Сколько мы ездим, видим, люди-то хорошие, и у каждого из них есть шанс и ресурс, чтобы каждый был удовлетворен. И единственное, что ты можешь – это предложить поделиться этим. А печаль чувствуешь от того, что видишь, что у человека есть возможность, а он ее не использует, и ты мог бы указать человеку на ошибку, но он закрыт, потому что у него такой путь, он гордость свою выбрал. Поэтому если ты ему что-то скажешь, он обидится или разгневается на тебя. И ты видишь, что он падает, но молчишь, потому что от него нет запроса.

Разговор с Богом. Вася и Будда. Тарковская Н. для RARA AVIS

О Самсаре и авторском моноспектакле «Здесь был Вася» Никиты Грекова рассказывает Наталия Тарковская.

 Спектакль в стиле стрит-арта и урбанистического неошаманизма. Человек в недрах города спрашивает — кто я, зачем я здесь? Перед нами монодиалог и разговор с Богом. Человек, вписанный в эстетику урбанизма, творит свою магию, магию жизни, ищет выход, выход из Самсары.

Спектакль начинается ещё до начала. Вася — обычный, один из нас, Вася — собирательный образ, маленький человек. И вот он неожиданно, немного нелепо выходит на сцену. Грубоватый, простоватый, как бы немного примитивный, сначала смешной. Да, такой забавный и немножко странный герой.

СПРАВКА RA

Премьера спектакля состоялась в апреле 2016 года в алма-атинском театре «АРТиШок» под руководством режиссера Вероники Насальской.

После премьеры спектакль начал путешествовать по разным городам России. Никита Греков и его жена и звукорежиссер спектакля Елена Грекова объехали множество городов Сибири. Недавно спектакль успешно прошёл в Краснодаре, Уфе и Санкт-Петербурге.

Очень важную роль в постановке сыграли декорации Владимира Кужеля, заслуженного художника, лауреата Государственной премии Республики Казахстан.

Сначала нам зрителям нравится наблюдать за ним, слушать его нелепые вопросы, отвечать на его странные шутки, обращенные к залу, и, казалось бы, все так и продолжится лёгким и смешным сюжетом о странном человеке в мире непонятных ему вещей и явлений. О нелепом человеке, который как будто не приспособлен к этой линейной и рациональной реальности, который боится летать на самолёте и не может понять, как происходят самые простые привычные всем процессы и действия… И тут вдруг мы осознаем, что Вася не понимает, как можно существовать в этой обыденности и автоматизированном мире: «Родился, школа, институт, умер, родился, школа, институт, умер»… Примерно так звучит один из первых монодиалогов-откровений Васи, когда мы вдруг начинаем подозревать, что не так то он прост этот персонаж.

И вдруг голос Васи меняется, а выражение лица из наивного улыбающегося становится страшным…

CПРАВКА RA

Никита Греков, автор пьесы и актер, родился в 1986 году. в Новосибирске. В 2008 окончил Новосибирский государственный театральный институт, специальность «Актер драматического театра и кино». Затем началась его карьера как актёра, журналиста, писателя, музыканта. Сейчас он путешествует по разным городам, выступая с различными философско-экзистенциальными перформансами, вечерами и лекциями, в которых ставятся и обсуждаются фундаментальные вопросы о смысле человеческого существования, жизни и творчестве.

Вася оказывается сложным, герой, несущий в себе (и даже проявляющий собой) экзистенциальный кризис.

Наивный, как ребёнок, «простой гопник Вася» разговаривает с Буддой. И на такой диалог способен только поистине невинный человек, в этом его суть — простота, которая чиста в своей основе, такая вот даже святость.

Не спроста Васю в одной из рецензий называют «русский юродивый» — это образ архетипический, действительно свойственный русской культуре, даже если говорить о фольклоре, то мы найдём таких персонажей, как Иван-дурак, Емеля и тому подобное. В западноевропейской культуре архетип дурака соответствует архетипу Шута. Шут — нулевой аркан, символ абсолютной чистоты и простоты, святости в её первозданном проявлении полного непосредственного и необусловленного восприятия мира, открытости к нему, в состоянии «будьте как дети».

Фотография из архива Н. Грекова

 

И в этом открытом, необусловленном состоянии ребёнка Вася обращается к зрителю, приходит к нам, со странной широченной улыбкой на лице, с выражением какой-то неуместной детской радости. И начинает говорить о… смерти. В первом же своём монологе… Недоумение. Вопрос. «Был человек и умер?» — только что был, и вот теперь нет его — как это так?

Вася не принимает, не смиряется, здесь Вася бунтарь и еретик, жаждущий дойти до самого конца и узнать, что на самом деле происходит с душой и телом. С человеком.

И вот это-то и интересно в образе героя — его несоответствие самому себе, в теле взрослого человека живёт сознание ребенка, этакий исследователь, первооткрыватель для себя очевидных истин.

Поэтому нам, зрителям, образ Васи кажется странным, смешным, нелепым, а потом вдруг страшным.

А потом становится совсем несмешно, и Васе тоже.

И мы начинаем говорить про смерть… И думать вместе с персонажем, с ним погружаться во всю эту бесконечную череду вопросов и ответов, вопросов без ответов, вопросов, на которые каждый сам должен дать себе ответ.

И вдруг мы видим в Васе совсем другого человека, даже обнаруживаем в нем иное существо. Осознаем, что он нас ведёт такой простоватый, угловато несобранный, как будто немного нервный Вася, ведет за собой зрителя, своим голосом, голосом-магией, тем, как ведет себя на сцене, создавая немыслимые круговороты осознаний-мыслей, которые живут внутри героя, которые ведут его к чему-то… Мы ещё не знаем к чему… И за движением которых мы невольно начинаем следовать, погружаясь тотально. Мы вдруг понимаем , что все это про нас, что Вася он такой, как мы, а мы такие, как Вася, мы не отличаемся, ничем не лучше этого «простого гопника Васи», что может быть даже лучше он, чище и смелее всех нас вместе взятых, городских потомственных интеллектуалов и книжных зрителей…

В моноспектакле, конечно, затрагиваются многие социальные аспекты, через одного этого персонажа, поднимающего то, что мы все пытаемся избежать, о чем так часто не хочется думать…

Социальная тема представлена через противопоставление Васи и толпы, простого Васи и других людей более сложной и утонченный душевной организации, и в этом самая большая ирония пьесы, в этих обличительных, обличающих, обнажающих суть, противопоставлениях и контекстах.

«Простой гопник Вася» оказывается сложнейшим персонажем, уникальным, человеком, который через свое обыденное действие, через странные и как будто нелепые вопросы находит истину.

И тогда Вася превращается в шамана, Вася становится сталкером, проводником духовной истины, проводником правды, чистый совершенный инструмент, сам не знающий об этом, который инициирует зрителя в сказку, в экзистенциальную игру с Богом в то, как выйти из Самсары.

И вот Вася встречает Будду и говорит ему: «Слышь, Будда, есть че? И отвечает Будда — нет ниче…»

Фотография из архива Н. Грекова

И тут у Васи вместе со зрителем случается просветление. «Как это так — нет ниче…?»

Иными словами «накрыло» Васю.

И весь спектакль не просто обычная жизнь одного героя, история маленького человека, а житие, притча, откровение.

В итоге Вася вышел, вышел из Самсары…

 

CПРАВКА RA

Пьеса «Здесь был Вася» представляет собой моноспектакль в жанре стрит-арт, с элементами интерактивного действия, это перформанс, в котором главный герой ведет диалог с самим собой и миром, а главное, со зрителем. Спецификой моноспектакля и перформативного действия является именно то, что зритель невольно становится неотъемлемой частью сценического действия и пространства. Зритель становится и продолжением действия, выходя из своей привычной роли пассивного наблюдателя. Благодаря тонкому вниманию и вовлеченности, рождается живой импровизационный и глубокий диалог между героем и теми, к кому он обращается, рождается новое смысловое и художественное целое.

Также хочется сказать отдельно о телесности как принципе игры на сцене. Когда-то звучал такой термин, как «физический театр». Этот принцип физического театра действительно очень явен, потому что весь Вася насквозь пропитан проживанием своей телесности, проживанием себя, своего состояния, опыта чувств через тело. Что очень передаётся зрителю. И в этом большое мастерство и талант актёра.

Стрит-арт и эстетика урбанизма. Почему Стрит-арт для меня стало понятно, когда я увидела граффити Будды, яркое золото на чёрном фоне. Будда парящий в своём Ничего. Такое вот тоже метафорическое противопоставление. Городские каменные трущобы и вопрошающая, зовущая, взывающая в них душа.

Знакомая до боли картина каждому, хочется выбраться из этого нигде и ничего и найти источающую золотой свет прекрасную фигуру Будды.

И хочется обрести свет и покой… А ещё больше — себя в этом чёрной пустоте, мире без смыслов и ценностей, наделить его истинными отношениями и жить свою жизнь из настоящего нутра, глубинной сути, своей правды и смелости.

И хорошо, что есть такой шаман-Вася, который говорил с Буддой, потому что одна пробудившаяся звезда своим светом разбудит и другие…

 

Рецензия на спектакль. Кандидат филологических наук. Камильянова Ю.

🚶🏻В поисках истины, или житие юродивого Васи.
 
Рецензия на моноспектакль «Здесь был Вася».
 
 
Смотреть на мир глазами Васи довольно странно.  Не просто, но хорошо, потому что Вася –  российский юродивый. И нам это сознание присуще от корней. Я стала смотреть на мир глазами Васи на следующий день после спектакля. Проснулась и поняла – угол зрения поменялся.
 
В Уфе  показ моноспектакля «Здесь был Вася» состоялся 7 октября 2017 года, и его многие ждали. «Здесь был Вася» – это результат работы мощного тандема режиссера Вероники Насальской и автора пьесы и исполнителя главной роли Никиты Грекова.
 
Никита Греков родился в 1986 г. в Новосибирске, окончил Новосибирский государственный театральный институт по курсу «Актер драматического театра и кино» в 2008 году (курс А. В. Ахреева). Затем началась его карьера как актёра, журналиста, писателя, музыканта. Пьеса «Здесь был Вася» была написана в 2015 году и по счастливой случайности представлена актрисе, режиссеру, основательнице театра АРТиШОК, участнику и победителю международных фестивалей в более чем 25 странах Веронике Насальской. Вероника оценила пьесу очень высоко, и было решено поставить её для театра АРТиШОК. Премьера состоялась в апреле 2016 года. Очень важную роль в постановке сыграли декорации Владимира Кужеля, заслуженного художника Республики  Казахстан, лауреата государственной премии Республики Казахстан.
 
Привлекли название спектакля и афиша. На сером фоне желтое граффити – «Здесь был Вася!», а под названием две зеркалящие фигуры – дворового граффитчика в бейсболке, сделавшего эту надпись, и Будды, просветленного принца. Афиша стильная, отправляющая к культуре  европейского стрит арта, с одной стороны, с другой, –  к «типичным» российским характерам с пелевинско-буддийским подтекстом. Если говорить о литературном контексте, то «Чапаев и Пустота» Виктора Пелевина – это один из первых «буддийских романов» в современной отечественной литературе. Если копнуть глубже, первым всё-таки была поэма Венечки Ерофеева «Москва-Петушки», соединившая в себе сюжет юродского жития с буддийскими мотивами.
 
*«Стрит арт – (англ. Street art — уличное искусство) — направление в современном изобразительном искусстве, отличительной особенностью которого является ярко выраженный урбанистический характер».
 
*«Чапаев и  Пустота» – третий роман Виктора Пелевина, написанный в 1996 году. Сам автор характеризует свою работу как «первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте».
 
*«Москва-Петушки» — псевдоавтобиографическая постмодернистская поэма в прозе писателя Венедикта Васильевича Ерофеева (1938—1990). Герой совершает путешествие в некое утопическое место,  в конце погибает от удара ножом, сообщая о себе: «С тех пор я не приходил в сознание, и никогда не приду».
 
Вася забирает сразу: наше имя – это лишь звуки, которые даны,  для того чтобы мы на них откликались. Вася сидит рядом с нами в зале и оттуда начинает менять наше сознание. Он общается, спрашивает, как нас зовут, как у нас дела. А потом мы узнаем, что Вася неизлечимо болен… А до этого он становится нам почти близким человеком, так просты и понятны каждому его образ мышления и слова. И в то же время эти простота и непосредственность взрывают мозг и заставляют прислушаться к себе: а кто я на самом деле? а зачем я живу?
 
Такие вопросы у русских людей в прежние времена возникали от столкновения с юродивыми, блаженными людьми, которые странствовали по Руси днём  и молились за всех ночью, ходили в рубище в любой мороз и могли важному человеку и самому государю сказать нелицеприятные слова, высмеять, даже опозорить. В словах юродивого всегда была правда, часто неприятная, поэтому их боялись.
 
«Юродство (от ст.славь. оуродъ, юродъ — «дурак, безумный») — намеренное старание казаться глупым, безумным. В православии юродивые — слой странствующих монахов и религиозных подвижников. Целями мнимого безумия (юродства Христа ради) объявляются обличение внешних мирских ценностей, сокрытие собственных добродетелей и навлечение на себя поношений и оскорблений».
 
Правда в спектакле «Здесь был Вася» звучит жутко: мы рождаемся, растём, потом работаем всю жизнь, например, на заводе по производству кормов для кошек и собак («на кота») или  на «есть чо?», а потом куда-то ненадолго уходим, чтобы … вернуться снова, только в новом теле. И наша жизнь в бесконечном круговороте сансары (термин взят из философии индуизма) лишена вообще какого-то смысла. Потому что круг все время один и тот же. Кем бы ты ни был, ты проходишь юдоль земного существования, не получая и доли радости. Бессмысленность – как во сне. А хорошо бы проснуться.
 
«Санса́ра или самса́ра (санскр. संसार, saṃsāra IAST «блуждание, странствование») — круговорот рождения и смерти в мирах, ограниченных кармой, одно из основных понятий в индийской философиидуша, тонущая в «океане сансары», стремится к освобождению (мокше) и избавлению от результатов своих прошлых действий (кармы), которые являются частью «сети сансары».
 
Первая литературная ассоциация, которая возникает сразу после просмотра спектакля, это поэма в прозе Венечки Ерофеева «Москва-Петушки». В основе юродский сюжет-странствие по Руси: в поисках себя, в поисках смысла, в молитве. В поисках сострадания. Герой Венечки Ерофеева, алкоголик, ищет сострадания и сам очень сострадателен. Он сострадает всем, кто встречается на его пути, но не активно в силу особенностей характера. Герой пьесы «Здесь был Вася» неизлечимо болен, и это вызывает в нём глубинную жажду обретения смысла, и рассказ его  о собственной жизни становится криком о помощи, взывающим к состраданию просветлённого, святого человека. Человека, который познал высший смысл и знает, как «выпрыгнуть» из вечного колеса страданий.
 
Со дня первого выхода спектакля в Алма-Аты он путешествует по России. Никита и Елена Грекова, звукорежиссер спектакля, объехали множество городов, среди них Новокузнецк, Иркутск, Красноярск, Благовещенск, Хабаровск, Владивосток, Тюмень, Екатеринбург, Краснодар, Уфа. И это не случайно. Как юродивый в русской культуре – странствующая душа, так и Вася – душа, которая несет в наши сердца понимание высшего смысла.
 
Повышенное внимание к жанру моноспектакля в последнее время имеет глубокий смысл. Людям не хватает исповедальности, искренности, которую несут монологи героев – самых обычных людей, живущих среди нас. Почему так привлекателен стал Евгений Гришковец со своим лирическим монотеатром? Потому что люди увидели себя в его постановках, без прикрас, без театральных спецэффектов. Себя – тихих, сомневающихся, очень ранимых, иногда распахнутых, чаще закрытых. Мы закрыты 90 % времени, которое проживаем на планете. Поэтому открытость так привлекает. Уникальность жанра моноспектакля заключается еще и в том, что один актёр должен организовать все пространство сцены и вовлечь зрителя, удержать его внимание на протяжении спектакля. Это непросто. Для этого нужен не просто талантом, для этого нужна внутренняя сила.
 
Ощущается, какая огромная работа над спектаклем «Здесь был Вася» была проделана режиссером Вероникой Насальской и актером Никитой Грековым. Постановка не просто притягивает и  удерживает внимание, в какие-то моменты она вызывает ужас, страх, трепет, безудержный смех. Все это умело организовано и талантливо сыграно. Импровизация сочетается с прекрасной режиссурой, дополняя ее и расширяя характер главного героя. Для меня моменты, когда Вася показывает, как проходил химиотерапию, или как исцелялся у Ивана из Бийска под звук караталов (медных тарелочек), или когда он изображал кота, стали незабываемыми. Редкой находкой в смысловом и сценическом плане стала притча о гопнике и Будде. Очень красивый, тонко исполненный подвод к кульминации и развязке сюжета. Не знаю, как задумывал режиссер, но сложилось впечатление, что кульминация и развязка в  пьесе совпадают. Очень сильным моментом является и художественное решение постановки: хаос и разруха мира вещей как будто подчёркивают неземные свойства души.
 
Самый сильный эффект этого спектакля со всеми перипетиями сюжета – это возникающее желание разложить по полочкам собственную жизнь и понять, ЗАЧЕМ именно ты здесь. Вася жестоко бьет по бессмысленности жизни каждого человека, буквально каждого. Он очень добрый, сердечный, одно слово – юродивый, поэтому может позволить себе говорить правду в лицо. А вот принять эту правду или нет – это выбор каждого.
 
 
Юлия Камильянова, кандидат филологических наук,
директор центра практической журналистики
Башкирского государственного университета

Статья о спектакле на портале VL.RU

Об искренности, перерождении души и вере: владивостокцы проводили овациями премьерный показ моноспектакля «Здесь Был Вася!» (ФОТО)

Около сотни владивостокцев посетили премьеру авторского моноспектакля новосибирца Никиты Грекова «Здесь Был Вася!» в пятницу, 10 марта. Полуторачасовую социально-философскую театральную притчу, включающую в себя актёрскую импровизацию, интерактивные элементы и документальные истории, презентовали в аутентичной атмосфере Чердака ГУМа (Светланская 35). Повторный показ спектакля в приморской столице состоится в субботу, 11 марта.

Худосочный мужчина рисует баллончиком на обшарпанной стене «Здесь Был Вася» и немного медлит перед тем, как поставить резким движением точку под восклицательным знаком. Многозначительно смотрит на дверь, срывается с места и покидает через нее свою импровизированную сцену. Чердачное помещение утопает в громких овациях.

Именно такую концовку во Владивостоке ждал экспериментальный и, можно сказать, международный проект новосибирского актера Никиты Грекова и театрального режиссера из Казахстана Вероники Насальской. По ходу своей пьесы авторы рассказывают о самом обычном человеке по имени Вася, который страдает неизлечимой болезнью и изучает жизнь и ее контрасты через призму различных зарисовок: про «наши танки», красивых девушек, поезд «Чита – Улан-Удэ», приключения в Горно-Алтайске и Бийске, современных котов и связь гопника c Буддой. Все это – истории о перерождении, страхах, прозрении, религии, культуре… Смешные и грустные, поучительные и эмоциональные. Словно на перемотке, всего за полтора часа, объединяясь, они объясняют судьбу героя, которого не стоит осуждать – его надо лишь слушать.

«Замечательно, что во Владивосток привозят такие спектакли, мне очень не хватает подобных особенных, уникальных постановок. Сегодня было очень интересно. Я, правда, долго подключалась – немного с закрытой позиции все воспринимаю, но Никита Греков умеет находить подход к зрителю. Он ведет с публикой открытый и смелый диалог, и это отчасти шокирует. Я долго осознавала, что же меня так притягивало, и затем поняла: я чувствую этот спектакль, потому что описания героя настолько точные, что каждый легко может их перенести в реальную жизнь. Весь образ Васи очень конкретный, он сразу считывается, причем настолько, что можно даже вникнуть в те ощущения, что испытывает актер. В общем, спектакль отличный, и мне кажется, он – про веру. И это не плохо: он искренний, правдивый, честный…» – поделилась гостья премьерного показа Виолетта Яровая.

Вася, от начала и до конца показанный Грековым, рассказывает о людях, городах, впечатлениях, испытаниях, мечтах и реальности – он пытается разобраться в сути происходящих с ним событий и выбраться из их бесконечного водоворота. Близкий и понятный, пожалуй, каждому человеку, он тонко и искренне шутит на серьезные темы, и такой контраст трогает публику.

«Сегодня отдача зала была потрясающей. Вообще, не всегда она есть: не во всех городах люди готовы вот так взять и отказаться от “четвертой стены”. Правда, бывает и такое, что самые яркие эмоции после просмотра у тех, кто изначально был скептически настроен… У них попытки выстроить вокруг Васи логические цепочки терпят крах, и это ведет к обратному эффекту. А ведь, знаете, я этого и хочу! Чтобы люди просто чувствовали, перестав думать и анализировать. Хорошо, что во Владивостоке с этим проблем не было. Люди здесь вообще какие-то необычные, я без прикрас это говорю – просто замечательные! С интересом ко всему относятся, увлечены происходящим вокруг. Я такого нигде не встречал. И именно такой аудитории мне хочется во всех городах», – рассказал Никита Греков.

Его герой полностью приковывает к себе внимание с первых же минут – как только неожиданно предстает перед публикой, которая за полчаса ожидания успела немного утомиться, попытаться его позвать и, наконец, притихнуть. К тому же многие пришли на Чердак ГУМа заранее – еще за 40 минут до начала спектакля у входа в помещение начала собираться очередь.

Стоит отметить, что спектакль посетили около сотни человек, и это был аншлаг, ведь по задумке автора пьеса рассчитана на небольшие аудитории. Она всегда показывается в атмосфере заброшенных театральных сцен, заводов, лофтов, арт-мастерских, которые обладают аутентичностью и позволяют Никите Грекову напрямую и часто взаимодействовать с публикой. И интерактив, к слову, представляется одной из причин такого успеха всей постановки – зрители полностью вовлекаются в происходящее с Васей, общаются с ним, подыгрывают ему, раскрепощаются.

«Спектакль очень понравился! Мне показалось, что он в первую очередь о перерождении души, цикличности, если хотите. Поначалу я немного находился в напряжении – атмосфера была соответствующая: много людей, актер максимально близко к ним… Не привычно. Но потом, когда автор стал втягивать зрителей в сам спектакль, это раскрепостило. И все время присутствовал некий контраст: веселые зарисовки, затем грустная тема, потом снова веселая. И публика раскрепощалась – это было видно по реакции зала, – отметил по окончании спектакля гость события Сергей. – На самом деле я целенаправленно стал посещать такие небольшие перфомансы, где задействованы один-два актера. И мне они намного более интересны, чем массовые постановки на больших сценах».

Сам исполнитель главной роли и автор притчи Никита Греков основной идеей спектакля считает искренность. В беседе с корреспондентом VL.ru он рассказал, что Вася изначально был конкретным персонажем, взятым из жизни, но по мере совместной работы актера с постановщиком театра «Артишок» Вероникой Насальской стал героем собирательным:

«Вася появился сам по себе. Я как-то ехал в поезде и познакомился с мужчиной, который три месяца в тундре провел. Я смотрю – а он постоянно Достоевского слушает… Оказалось, что он пока с мужиками в тундре был, только и делал, что матерился. Так вот классика он слушал, чтобы речь нормальную человеческую вернуть, представляете? Его, конечно, не Вася звали, но он меня вдохновил на создание такого персонажа. А потом, когда я показал Веронике (Насальской – Прим. VL.ru) литературную основу для сценария, которой она заинтересовалась, его образ стал обрастать новыми подробностями, и истории писались само по себе – из жизни. Ничего не планировалось, просто весь опыт из путешествий и знакомств вылился в такую вот смесь из правды и небылиц.

А его болезнь, это ведь оправдание… Оправдание тому, что он делает и говорит, что хочет – это позволяет ему быть абсолютно свободным во всем. Вася максимально искренний, как и вся история. И каждый раз она требует такой же искренности от меня. Вчера, когда репетировал, я почувствовал – надо что-то менять, не могу играть как раньше. Требовалась новая глубина, иначе никто и не поверит герою. Только так он находит отклик у публики, которой тоже по ходу рассказа должен искренне интересоваться. Вероника у меня как-то спросила: “А где бы Вася мог рассказать свою историю?”, и я ответил – “Ну в электричке где-нибудь, мужикам знакомым”… Так и было принято решение о небольших аудиториях. Вася – это ведь человек не со сцены, а из народа», – отметил Никита Греков.

Гастрольные истоки этого моноспектакля уходят корнями к «Южной Столице» Казахстана. До Владивостока театральная притча успела побывать в Екатеринбурге, Красноярске, Тюмени, Иркутске и Хабаровске, а после – отправится в Благовещенск, Новокузнецк, Киселевск, Кемерово и, наконец, вернется в Алматы.

Второй показ моноспектакля «Здесь Был Вася!» пройдет в приморской столице в субботу, 11 марта. Начало – 19.00. Количество мест ограничено (справки по телефону 8 (423) 2-914-108). Место проведения: Чердак ГУМа (Светланская 35).

Катерина Зайцева (текст), Дмитрий Ефремов (фото)

Статья от портала DVHAB.RU

Спектакль «Здесь был Вася» — именно та постановка, которая раскрывает перед зрителем всю ту многогранность жизни, с ее жестокостью, парадоксальностью, глупостью, и в тоже время – добротой и мудростью. Его представил хабаровчанам Никита Греков – артист,  занимавшийся в основном карьерой сольных выступлений и создавший для себя «театр одного актера», в котором смело, рассуждает перед публикой о смысле жизни, судьбе, и роли человека в мире.

Все действо длилось полтора час и за это время зрителям пришлось пережить многое. Перед ними на протяжении всего спектакля выступал один единственный актер, который не стеснялся общаться с публикой, концентрируя на себе внимание за счет простых артистических и психологических приемов. За счет этих простых действий и слов достигается феноменальный результат, доступный единицам – возможность зацепить зрителя за живое, заставив не просто сопереживать, а испытывать то же, что и герой.

— Мне творчество Никиты Грекова очень сильно нравится, понравилась и идея спектакля. К нам в город, к сожалению, очень редко приезжают с такими глубокими идеями. Хочется, чтобы как можно больше хабаровчан прониклось данным творчеством, — так отозвалась о моноспектакле Полина Петрова, организатор выступления.

Сюжет «Здесь был Вася» с самого начала держит зрителя в некотором недоумении. На сцене стоит главный герой, он же повествователь истории, который разворачивает действия очень простым языком, периодически создавая образ умственной неполноценности персонажа. Вася – это обычный человек, неожиданно узнавший от медиков о страшном диагнозе и пытающийся перебороть недуг. Находясь на грани отчаяния, теряя осознание того, что является реальностью, а что – плодом его воспаленного воображения, он отправляется в путешествие по всей России в попытках найти исцеление.

Его путь, тем не менее, не проходит гладко – из жизни уходят близкие, попадаются шарлатаны, не заинтересованные ничем, кроме привлечения к себе внимания и получения за свои процедуры денег. Осознание своего пути приходит неожиданно, приводя к непредсказуемому концу, который, в виду разных взглядов зрителя на всю историю, трактовать в итоге также можно по-разному.

— Этот спектакль был рожден через наблюдение за людьми. Мне довелось очень много путешествовать, и везде я смотрел за жизнью людей, за тем, что с ними происходит. Потому, все что есть в спектакле – травник из Горно-Алтайска, Иван из Бийска, все это реальные истории людей, которые мне лично довелось видеть. Моим же делом было это принять, осмыслить, и представить зрителю в том виде, в котором оно есть в спектакле, — делится интересными подробностями о появлении на свет сценария «Здесь был Вася» сам Никита Греков, актер.

Понятие четвертой стены в сюжете спектакля отсутствует напрочь. Начиная от простого знакомства с публикой, объявлением о том, сколько в зале сидит Иванов, а сколько Сергеев, зрители полностью становятся участниками истории. Некоторым доводиться просто продемонстрировать свою улыбку в ответ на неожиданное внимание актера к конкретному зрителю, некоторым даже доведется почувствовать себя в теле самого Васи, пока Никита Греков исполняет немного другую роль.

— Осмысление концовки спектакля зависит исключительно от самого зрителя. Если он весь спектакль смотрел на развитие событий скептически, то он и поймет концовку соответствующе. И винить их в этом нельзя, но если зритель посмотрит на историю Васи, так скажем, сердцем, то абсолютно каждый зритель увидит в Васе самого себя. И все его переживания, страхи, стремления – на себе сможет прочувствовать, — сказал Никита Греков.

В виду того, что сценарий прорабатывался в не менее знаменитом театре АРТиШОК, спектакль имеет формат камерного. Это означает, что данное выступление не рассчитано на публику, составляющую более 100 человек. По словам Никиты Грекова, в среднем на выступление приходит порядка 50-70 человек, максимальное же число зрителей составило всего лишь 120 человек.

Спектакль «Здесь был Вася» будет повторно показан 4 марта 2017 года на той же самой площадке, где прошла премьера спектакля днем ранее.

Напомним, в Хабаровск переодически приезжают театральные необычные постановки. Так, в рамках больших гастролей Российского Государственного Театра Драмы имени Федора Волкова, состоялся показ спектакля «Ромео и Джульетта». Неожиданная интерпретация известной трагедии удивила хабаровчан своей откровенностью и совершенно новым взглядом на великую историю любви. Узнать обо всех предстоящих событиях Хабаровска вы можете на нашем сайте в разделе «Афиша».

Лилия Максимова, новости на DVHab.ru

Фото: Антон Иванов

Источник — новости Хабаровска DVhab.ru

Рецензия на спектакль. Доктор философских наук. Сокол.В.Б.

Редко можно встретить сценарий, последовательно и целостно развивающийся вокруг одной ясной и конкретной философской идеи, причём идеи не фрагментарной (описывающей всего лишь некоторый срез реальности), а идеи Абсолютной (в смысле Гегеля), включающей в себя системное мировоззрение, ясную прогнозируемую цель жизни и даже (что совсем уж редко) конкретный метод достижения этой цели, который бы сам по себе реализовывал полноценный смысл всей человеческой жизни – в начале, середине и конце жизненного пути.

А философская цельность значит, что любой непредвзятый зритель обязательно узнает себя в главном герое: разве не у каждого из нас «рак головного мозга»?! Или кто-то может утверждать, что свободен от хронической «головной боли» по поводу бесконечных беспокойств, преследующих нас самих и наших близких?! И разве в действительности не так, что исход этих беспокойств предрешён? Не так ли каждый мечется в конвульсивных тщетных попытках «излечиться» от врождённой болезни, а встречает только лже-докторов, стремящихся обещать «лечение» от неизлечимого?

В этом смысле, инсайт достигнут: то глубокое ежесекундное переживание неполноценности жизни на краю смерти, которое каждый подсознательно и невыразимо несёт внутри себя, принял животворную форму прямо на глазах у зрителя.

Тем гротескнее воодушевляет пёстрый юмор, которого в спектакле много, – яркий признак прикосновения к грани чего-то настоящего, подлинного, что естественно освобождает от «экзистенциального ужаса» (Хайдеггер) перед пределом вымышленной повседневной «реальности». Да, в мыслях, словах и поступках обаятельного героя много доброго и глубокого юмора, как в человеке, увлечённом ароматным «запахом» приближающейся истины, — ему легко с улыбкой относиться к своим трагедиям, потому что на подлинном пути всегда оказывается, что «проблемы — это новые возможности» (китайская мудрость).

Важно, что есть Happy end – каждый человек достигает цели, если она правильно поставлена. Это научно-философский факт. Замечательный урок для разумного зрителя: нужно любой ценой узнать истинную цель и правильно к ней продвигаться.

Наконец, даже самая подлинная из всех истин не принесла бы пользы, если бы не была проявлена с соответствующе достойным, а значит истинным талантом. Никита Греков показал в этом смысле безупречный пример: его талант действительно имеет право говорить и показывать истину. Своей проникновенно-честной игрой и открытым общением с публикой автор продемонстрировал последовательность и верность собственному художественно-философскому замыслу торжества «правды и только правды». Долгая овация в конце спектакля – тому доказательство.

О театре ARTиШОК. http://artishock.kz

Театр АRТиШОК создан в 2001 году, как первая независимая профессиональная театральная компания Казахстана.

Физический театр, пантомима, уличные интерактивные представления, великолепное владение техникой импровизации – вот элементы, которые позволили театру «АRТиШОК» стать участником и и обладателем Гран-при международных театральных конкурсов и фестивалей в Европе, в России, на Кавказе, в Центральной Азии и Казахстане.

АRТиШОК успешно создает спектакли по авторской драматургии и новой драме, по произведениям мировой и современной литературы, участвует в международных фестивалях, развивает и продвигает современное искусство, инициируя проекты, ставшие заметными культурными событиями Казахстана и Центрально Азии.

 

 

🎬Режиссер спектакля «Здесь был Вася» Вероника Насальская.


Выпускница Эстрадно-Циркового колледжа им. Елебекова (мастерская Б.Н. Преображенского), КазНАИ им. Жургенева, актриса, режиссер.

🎭Основатель, актриса и режиссер первой независимой театральной компании Казахстана — театра АРТиШОК.

Организатор международных фестивалей современного искусства, культурных и творческих конференций, образовательных проектов на территории Центральной Азии.

🏆Участник и победитель международных театральных фестивалей в более чем 25 странах мира. Продюсер Студии аудио-визуальных искусств BLOW.up.

✨📢Вероника Насальская о постановке «Здесь был Вася»: «Спектакль о человеке, который ищет выход из череды каких-то событий, каких-то закольцованных происходящих с ним историй. Пытается разобраться почему это снова и снова, как какой-то водоворот крутит его. Он пытается понять, как выйти из этого закольцованного круга. Спектакль о любви. Спектакль о страхе. Спектакль о жизни. Спектакль о смерти.»

#здесьбылвася #верониканасальская #новаядрама

 

Об авторе пьесы и исполнителе главной роли.

🍁 ГРЕКОВ НИКИТА АНДРЕЕВИЧ родился в Новосибирске в 1986 году. Окончил Новосибирский государственный театральный институт по курсу «Актер драматического театра и кино» в 2008 году (курс А. В. Ахреева). С 2008 года по 2012 жил в Ведическом ашраме (монастырь), где обучался медитации, йоге и ведической философии. С 2012 года непрерывно путешествует, читая лекции по самоосознанию, природе творчества и отношениям.

В 2016 году по его пьесе «Здесь был Вася» в театре «Артишок» (г.Алматы), поставлен одноименный спектакль, в котором Никита играет главного героя.

🎭Никита Греков: «Я читал письмо одного очень известного художника, в котором он на трех листах описывает морские волны. В полном блаженстве, он описывает миллионы деталей. После этого письма я понял секрет творчества, один из секретов. Этот секрет заключается в способности удивляться. Если человек не способен удивляться, как ребенок тому, что он видит, он никогда не получит внутренних сил, чтобы создавать/творить/вдохновлять»

💬 Олег Геннадьевич Торсунов:

Никита Греков — талантливый актер и ищущий, искренний философ. Нашему обществу нужны такие лекторы и артисты, которые откроют новую эру искусства и культуры в целом, где не будет места пошлости и лицемерия. Рекомендую сходить на эти творческие встречи и наполниться от него вдохновением и привлекательностью.

🍁 Ученик известного философа, общественного деятеля, автора популярных книг — Александра Хакимова.
🍁 Руководитель проекта Mantras & Stories, который с успехом гастролирует по РФ.
🍁 Печатался в «Русский репортер», «TheArtnewspaperRussia», «Эклектик», «Номер» и др

#здесьбылвася #никитагреков #новаядрама

Страница в контакте — vk.com/nigrekov

 

Моноспектакль «Здесь был Вася!» в рамках проекта поддержки независимых театральных режиссеров «Время действовать» поставили актриса и режиссер Вероника Насальская, кинорежиссер Амир Каракулов и актер Никита Греков (Россия).

История такова: герой Вася узнает, что он неизлечимо болен, и в поисках спасения отправляется к разным целителям. Он задается вопросами, что такое человек, как он живет и умирает.

— Мне очень нравится Никита и материал, который он предложил, — говорит Вероника. — Он написал пьесу, но лишь треть ее вошла в спектакль. Здесь есть как реальные истории, так и фантазийные. Мы нащупали этот жанр как стрит-арт театр. Мне давно уже неинтересно делать спектакль, где «все г*но».

— Ого! А какие спектакли ты делала в таком «жанре»?

— Ну, это когда все плохо (смеется). Вот «Толстая тетрадь», например, там все плохо. Мне кажется, это неконструктивно, когда театр говорит, что все плохо, все г*вно. А в спектакле «Здесь был Вася!» у Никиты есть четкое понимание, куда двигаться, есть мощная философская база. Ему 30 лет и он — реализованная личность во многих аспектах жизни: ездит по России, читает лекции, у него есть свой проект Mantras&Stories, где он поет мантры и рассказывает истории, он находится в цепи ученической структуры ведической культуры, глубоко и серьезно этим занимается. При этом он профессиональный актер. И мне было интересно работать на стыке философии и театра.

— Ты сама стала меньше играть, или мне кажется?

— Кажется, я думаю. Я просто сократила количество спектаклей, вышла из «Толстой тетради», но не потому, что с актерским делом «завязываю»… Сейчас больше преподавания, запустился интернет-проект «Вероника рассказывает истории». Мне скоро 40 лет. Ну, 39, вообще-то, но я уже округляю. Сейчас я больше понимаю, что актеру важно со сцены говорить то, что совпадает с его мировоззрением. Актер в моем нынешнем понимании не тот, кто заполняет собой режиссерский рисунок. Важна тема — о чем мы говорим? Мы, актеры, такие танки, мы стреляем по мишеням. И наивно полагать, что мы не несем ответственности за то, куда мы стреляем, какие мысли транслируем зрителям. И я пришла к выводу, что важен отбор.

— И по каким же мишеням сейчас интересно стрелять Веронике Насальской?

— Закономерный вопрос, я ждала его! (Смеется.) Мне кажется, важно предлагать решения, созидать. Не в смысле — «позитиф», а в смысле — созидать. Говорить о таких вещах, которые считаются заезженными, — о совести, о любви. Важно говорить о Боге и взаимоотношениях с ним.

О чем и этот спектакль «Здесь был Вася». Это, может, звучит шаблонно, но я очень хорошо понимаю, что сейчас должны делать люди искусства и что не должны. Не должны разрушать веру, личности людей и создавать ощущение безысходности.

В Алматы состоялось два показа моноспектакля «Здесь был Вася», после чего Никита отправился показывать его в разных городах России. Через какое-то время он снова вернется в Алматы.

http://www.kp.kz/populyarnye-novosti/157-culture/1230..

Вася в вашем городе